Печать
Просмотров: 67

Техника, удобрения, семена из года в год растут в цене, а стоимость сельскохозяйственных культур, молока, мяса и других продуктов, наоборот, падает. К этому неприятному набору можно добавить еще капризы погоды, которые иногда заставляют менять посевной материал в разгар сезона. Все это требует дополнительных вложений. Далеко не у каждого фермера припрятаны на такие случаи сбережения в сундуке. Поэтому аграрии вынуждены брать займы. Но за этим они чаще обращаются не в банки, а в сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы (СКПК). По какой причине фермеры делают такой выбор, как долго эти микрофинансовые организации существуют в России и как им живется под эгидой Центрального Банка – на эти и другие вопросы искал ответы журнал «Рынок АПК».

На полтора века назад

Крестьяне, занятые в сельском хозяйстве, начали объединяться в кредитные кооперативы еще во второй половине 19 века. Первой в этом деле стала Германия. Тогда в небольшой деревушке Геддерсдорф кредитный кооператив создал пастор Райффайзен. Затем волна пошла по другим странам, США, Франции, Нидерландам и докатила до России. Пик развития сельской кредитной кооперации в нашей стране пришелся на первое десятилетие прошлого века. Причиной стало Положение об учреждении мелкого кредита, которое приняли в 1904 году. За 13 лет, на момент начала Октябрьской революции, в Царской России половина крестьянских хозяйств объединились в кредитные кооперативы. И по темпам роста таких «товариществ», и по количеству пайщиков нашей стране не было равных.

Но после образования СССР эту практику отложили в долгий ящик. Вспомнили о ней только в 90-е годы прошлого столетия. Чтобы преодолеть кризис, подворья начали объединяться в те самые сельские кредитные кооперативы. Первые уже в современной России зарегистрировали в 1996 году. Самые успешные и многочисленные на тот момент находились в Волгоградской и Ростовской областях.

Быстрее, но дороже

Для развития хозяйств, а иногда даже выживания, фермерам нужны кредиты. Конечно, можно пойти в банк и попытаться оформить заем там. Тем более, некоторые предлагают фермерам льготные условия (например, у «Сбербанка» есть программа для аграриев со сниженной процентной ставкой – 5% годовых). Но здесь есть много «но». Чтобы получить такой кредит, сельскохозяйственному производителю нужно собрать большой пакет документов, затем ждать, когда заявку одобрят и деньги появятся на счете. Но нет никакой гарантии, что банк согласится с вами сотрудничать.

Поэтому, чтобы не терять время и быть уверенным в том, что к началу посевной кампании у фермера на руках будет нужная сумма, он идет в сельский кредитный кооператив. Процентные ставки у этих микрофинансовых организаций обычно выше, чем у банков, разница – от 5% и выше. Но фермеры готовы брать более дорогой кредит по нескольким причинам. Первая, и, пожалуй, самая важная, – экономия времени. Заявка, оформление документов, согласие кооператива и перевод денег – весь этот процесс занимает не два-три месяца, а несколько дней. Второй аспект – отказов в десятки раз меньше. Претенденту говорят «нет» только в том случае, если председатель на 100% уверен, что человек не потянет такую сумму. Из-за сокращения доходов граждан отказов стало все же больше, но с темпами банка эта динамика не сравнится:

– Каким-то чудом мне удалось оформить льготный заем в банке под 5% годовых. Но из 100 пайщиков удача улыбнулась мне и моему товарищу. На этом щедрость банка закончилась. Остальные по традиции обратились в кооператив, и большинству дали кредит под 18% годовых. Но это не значит, что люди пойдут в первую попавшуюся организацию и подпишут договор. Кооператив, где я состою, существует с 1999 года. За почти 20 лет он заработал хорошую репутацию. Когда у фермеров не было денег ни на что, люди «жили» кредитами кооперативов. Только одни ушли с рынка или обманывали людей, а другие честно выдавали сбережения граждан, которые хранили, и по возможности – кредиты. В «Киквидзенском» я уже несколько лет не оформляю займы, благо, нужды нет. Но из жизни кооператива не выпадаю, стараюсь ходить на собрание и поддерживать с ним связь. Мало ли, когда мне снова понадобится их помощь, – считает пайщик сельскохозяйственного кредитного потребительского кооператива «Киквидзенский» (Волгоградская область), глава КФХ Игорь Зуев.

Помимо экономии времени и малой вероятности отказа у кооперативов есть еще один плюс – гибкий график выплат. Обычно, если гражданин берет кредит, то должен каждый месяц отдавать фиксированную сумму. Договориться с банком о другом графике сложно, а с кооперативом – нет. Председатель сельского кредитного кооператива понимает, что фермеры, по сути, получают зарплату один раз в год, растениеводы – осенью, животноводы – зимой. Только в эти месяцы у них появляется выручка, часть которой и уходит на кредит. До продажи урожая и продукции средств гораздо меньше.

– Каждый год я беру в кооперативе около двух миллионов рублей. Эти деньги уходят на семена, удобрения и другие вещи для выращивания растений. Платить каждый месяц больше 150 тысяч я не могу. Поэтому договорился с кооперативом – в течение года отдаю только проценты от суммы, а после урожая уже кредит, либо разом, либо в несколько заходов. Для аграриев эта схема очень удобна. Говорят, что в банках такое тоже практикуют, но ни я, ни мои коллеги о подобных предложениях не слышали, – рассказывает глава КФХ, член того же СКПК Сергей Пажинев.

Виноват ли ЦБ?

Сегодня в России сформировалась условная система сельских кредитных кооперативов. Они делятся на три группы.

Первые, как правило, работают в пределах одного населенного пункта. Несколько хозяйств объединяется в товарищество, чтобы сохранить свои сбережения или взять кредит.

Более крупные кооперативы создаются уже на уровне региона. Обычно он «рождается» после объединения нескольких местных товариществ.

 Последней стадией развития может стать кооператив, под эгидой которого работают товарищества второй группы. Они превращаются в ассоциацию или союз уже на уровне страны.

По информации Банка России на 25 апреля 2018 года, в 85-ти регионах страны сейчас работают, если считать вместе с теми, кто переживает реорганизацию, 1163 сельскохозяйственных кредитных потребительских кооператива. По итогам 2016 года цифра была больше: Росстат на тот момент насчитал 1381. Одни полагают, что во всем виновата излишне жесткая политика Центрального Банка, другие – неотлаженная работа таких кооперативов. Все микрофинасовые организации ушли под крыло регулятора в 2013 году. Тогда упразднили Федеральную службу по финансовым рынкам, она вошла в состав Центрального Банка. С того момент ЦБ и начал чистить рынок микрофинансовых организаций. В июне 2015 года Банк России получил право вести реестр сельскохозяйственных кредитных потребительских кооперативов. После этот список организаций только за год «похудел» на 11%. По информации журнала «Кредитная кооперация», СКПК могут ликвидировать даже по формальному признаку, например, не предоставили отчет в личный кабинет.

По словам председателя одного из СКПК по Волгоградской области, ЦБ им усложняет жизнь:

– Мы постоянно составляем для регулятора список пайщиков нашего СКПК. Этот процесс долгий и муторный. Чтобы волокиты было меньше, после того, как человек погасил кредит, мы выписываем его из кооператива. Чем меньше людей, чем проще работать со статистикой. Если человеку снова понадобится наша помощь, то мы принимаем его обратно. Сведения и кредитная история все равно остаются в архиве.

При этом никаких федеральных льготных программ или сниженных процентных ставок для нас нет. Если нам нужны деньги, то, в крайнем случае, обращаемся в государственный фонд «Региональный микрофинансовый центр». Последний раз мы брали там кредит в 2015 году. Два месяца оформляли документы, оплачивали услуги оценщика, в итоге сверху заплатили больше 20% от нужной нам суммы. И эти условия все равно выгоднее чем те, что предлагает банк. Поэтому лучше всего сотрудничать с людьми. Брать кредиты у нас могут не только фермеры, – отмечает Ольга Драгунова.

С тем, что Центральный Банк слишком жестко обходится с рынком МФО, согласны не все. Кандидат экономических наук, доцент кафедры экономической теории, мировой и региональной экономики Волгоградского государственного университета Карэн Туманянц считает, что все обвинения в адрес ЦБ надуманны. По его словам, регулятор не может ликвидировать кооператив из-за отсутствия отчета. Для закрытия нужны серьезные основания. Если организация годами «забывала» вести документы и не реагировала на предписания, тогда в это можно поверить:

– У ЦБ нет цели зачистить рынок МФО. Он хочет избавиться от нечестных игроков. Его волнуют риски. Да, сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы дают фермерам займы по особым условиям и прописывают гибкий график выплат. Но СКПК должен быть уверен, что если пайщики в любой момент попросят вернуть свои деньги, то он сможет это сделать. Думаю, людей бы не устроил ответ: «Ой, сейчас у нас такой суммы нет, подождите до осени, нам тогда кредиты будут возвращать». Это так называемая проблема соотношения активов и пассивов. Если активных денег нет, а вкладчики по договору имеют право их получить – это большой риск, который может в итоге вылиться в нарушение прав гражданина. Чтобы таких историй не было, ЦБ пресекает подобное на корню. Когда у кооператива есть активы, то регулятор его не трогает, – уверяет К. Туманянц.

rynok-apk.ru/articles/plants/kreditnye-kooperativy-/