Печать
Просмотров: 239

Анатолий Куценко о молоке, протекционизме и пользе честного диалога         Директор Департамента экономики, инвестиций и регулирования рынков АПК Министерства сельского хозяйства России Анатолий Куценко о молоке, протекционизме и пользе честного диалога.

Падение закупочных цен на сырое молоко в России продолжается с конца 2017 года. По данным Министерства сельского хозяйства России, к 19 апреля закупочные цены упали ниже 20 рублей в Республике Башкортостан, Республике Марий Эл, Удмуртской, Чувашской Республиках и других традиционных «молочных» регионах.

Снижение цен поставило многие сельхозпредприятия, фермерские и личные хозяйства на грань выживания. Чтобы не перейти эту грань, Минсельхоз России предложил комплексную программу «молочного протекционизма».

Отдельные участники молочного рынка назвали предложенные меры «беспрецедентным вмешательством» государства в рыночную экономику. Однако, это не так. Прецеденты есть, их немало. Например, осенью 2008 года, когда цены на произведенное в Евросоюзе молоко стали падать, министры сельского хозяйства ЕС приняли в рамках программы «Health Check» целый комплекс мер по защите европейских фермеров. В частности, увеличение квот по производству молока, дотации фермерам при экспорте молочных продуктов и другое. Кроме того, в Государстве Израиль осуществляется политика в отношении планирования, производства и продвижения молочной продукции, управления запасами сухого молока через специализированный союз (Израильский молочный Совет). Ежегодно определяется закупочная цена на квотируемый объем производства молока. Сверхквотный объем покупается по низкой цене, а полученная прибыль из-за разницы в цене, распределяется государством на приоритеты. При дефиците молока выдаются лицензии на импорт молочных продуктов.

В России нынешнее снижение цен на сырое молоко не связано с ростом его производства отечественными сельхозтоваропроизводителями, а связано с отсутствием эффективных механизмов контроля за поставками молочной продукции по демпинговым ценам, особенно сырья для производства молочных продуктов, в том числе с использованием растительных жиров. По данным ФТС России, в прошлом году в страну было ввезено более 172 тысяч тонн сухого молока. Количество ввезенного незадекларированного сырья точно не определено, но по экспертным оценкам составляет порядка 20%.

Ситуацию с официальными поставками мы в рамках недавних переговоров Минсельхоза России с белорусскими коллегами, на долю которых приходится более 70% импорта сухого молока обсудили. Мы договорились об общих подходах формированию общего рынка молока, в том числе к согласованию балансов поставок молока и молочных продуктов. Республика Беларусь также поддержала российскую инициативу по использованию одной компании, через которую будут осуществляться все поставки из Республики Беларусь, и которая будет следить за количеством и качеством поставляемой продукции.

Вместе с сельхозпроизводителями и добросовестными переработчиками мы начали отслеживать динамику отказов закупать сырое молоко. В нашем списке «отказников» уже 49 компаний из 20 регионов России. И здесь возникает еще одна проблема, которая касается потребителей молочной продукции. Часть компаний, которая попала в наш список, также отмечена и Роспотребнадзором как производитель фальсифицированной продукции по результатам проведенных проверок.

Несовпадение интересов производителей и переработчиков молока очевидны. Переработчикам в принципе безразлично - какое молоко они используют: произведенное в России или доставленное, например, из Новой Зеландии. Важно, чтобы это было максимально дешево, соответственно максимально рентабельно для них.

Формирование цены на поставляемое сырье их не интересует. Это может быть реализация интервенционных запасов сухого молока, у которых цена достаточно низкая с учетом срока годности. Таким образом, наши перерабатывающие предприятия при 50% загрузке могут вести достаточно рентабельное производство продукции.

Другой причиной невостребованности сырого молока является недобросовестная конкуренция - наличие в бесконтрольном обороте «сыроподобной продукции». Термин «сыроподобный продукт» не установлен ни в одном нормативном правовом акте Евразийского экономического союза. Считаем необходимым ввести ветеринарный контроль за оборотом «сыроподобной продукции», как было предложено коллегами из Республики Беларусь. В связи с тем, что в настоящее время контроль за оборотом этой продукции на территории Российской Федерации продукции, не осуществляется, невозможно оценить фактические объемы поставок такой продукции. Экспертно из-за наличия «сыроподобной продукции» на прилавках, не востребовано 2,0 млн. тонн сырого молока.

Стабилизации рынка молока и повышению востребованности сырого молока будет способствовать утверждение методики определения сухого молока в готовой продукции, как это должно быть в соответствии с техническим регламентом «О безопасности молока и молочной продукции», а также ограничения использования сухого молока при производстве масла сливочного и сыра, и растительных жиров при производстве отдельных видов молочной продукции.

Необходимо ужесточить ответственность за несоблюдение технических регламентов. Существующие меры ответственности за несоблюдение технических регламентов для переработчиков несущественны, что позволяет производить им фальсифицированную продукцию. Решением данной проблемы, так же станет введение электронной ветеринарной сертификации на всей территории Российской Федерации. Нам нужна полная прослеживаемость «от поля до прилавка», таким образом потребитель сможет знать, сколько все-таки содержится молока в готовой продукции. Главным решением считаем внедрение обязательных долгосрочных контрактов между производителями молока и переработчиками.

Без этих мер у недобросовестных участников рынка может возникнут желание поспикулировать на рынке. Всегда есть трейдеры, которые могут продавать сырье по более низкой цене, что будет отражаться на ценовой ситуации.

Если не изменить ситуацию, потери производителей молока в этом году могут превысить 84 миллиарда рублей. Вся эта прибыль поделится, в первую очередь между переработчиками и торговыми сетями, которые воспользовались ситуацией и завозят продукцию по демпинговым ценам. При этом, все это подается под тезисом заботы о потребителях у которого низкая покупательная способность. Повторюсь еще раз, потребительские цены на полке не падают, а растут, следовательно, текущая ситуация на рынке складывается в интересах переработчиков и торговых сетей, а не в интересах сельскохозяйственных товаропроизводителей и потребителей.

Давайте выйдем за пределы простых экономических расчетов. Посмотрим на ситуацию в комплексе. Почти половина сырого молока в России производится в фермерских и личных подсобных хозяйствах. Банкротство этих «малых сельхозтоваропроизводителей» будет означать отсутствие работы, зарплаты и перспектив для десятков миллионов сельских жителей. Давайте подумаем и ответим на вопрос: доход в несколько рублей на килограмме при закупке импортного сухого молока стоит того, чтобы разорить, оставить без работы и надежды миллионы сельских тружеников?

Минсельхоз Российской Федерации провел глубокий и всесторонний анализ ситуации на отечественном молочном рынке. Мы предложили механизмы, которые обеспечат высокую маржинальность для всех участников рынка в рамках долговременного партнерства переработчиков с аграриями. Нам нужно садиться за стол переговоров, обсуждать эти механизмы и оперативно запускать их в работу.

 

mcx.ru