Печать
Просмотров: 276

С начала санкционной войны с Западом сельское хозяйство для нас стало символом стойкости перед внешней экономической угрозой. Флагманом импортозамещения и прорывного развития. Но, видимо, топливо в баках подошло к концу...

Вот и на днях Минсельхоз отрапортовал о тех успехах, которых еще только предстоит добиться в 2019 году. По его прогнозам, производство мяса и птицы увеличится примерно на 2%, а молока и яиц - на 1%. Отмечается, что эти успехи будут достигнуты благодаря господдержке. При этом в минувшем году сельское хозяйство не просто снизило темпы роста, а упало на 2%. По оценке Росстата, этот сектор оказался вообще худшим среди всех производящих.

 Первый эффект от санкций и антисанкций был быстрым, потому что агрохолдинги и фермеры получили от государства конкурентные преимущества перед западными производителями. Сейчас этот потенциал полностью реализован, а проблемы начали накапливаться.

 Например, в этом году весна на юге России запоздала, и это может негативно отразиться на урожае. Выросли цены на горючее, курс рубля плохо предсказуем, а покупательная способность россиян в последние годы почти не растет. Кроме того, растет налоговая нагрузка. Формально единый сельхозналог не меняется, но НДС и сборы смежников, связанных с логистикой, хранением и переработкой, повышаются и бьют по фермеру бумерангом.

 Спад производства вызван тем, что при завышенной цене заемного капитала аграрные предприятия не выживают. Ставка кредита 15 - 20% годовых неподъемна для фермеров, сельхозбизнес таких прибылей не получает, считают одни эксперты. Другие отмечают, что отрасль имеет вполне достаточно. По их мнению, предприятия аграрного сектора ежегодно получают 300 млрд рублей бюджетных дотаций и имеют доступ к деньгам Россельхозбанка, который в 2018 году выдал льготных кредитов (под 10 - 11%) на 700 млрд рублей.

 - Доступ к государственным льготным кредитам есть только у нескольких крупных холдингов. Для остальных крестьянских хозяйств нет ни дешевых денег, ни субсидий, ни скидок от естественных монополий, - говорит экономист Анна Бодрова. - О скидках они и не просят, но дайте им деньги под процент, который они смогут отдать, не разорившись.

 По словам Бодровой, если будут недорогие заемные средства (не более 7% для малых и средних хозяйств), крестьяне вполне справятся и с налоговой нагрузкой, и с рисками. Но для того чтобы ставка по кредиту была ниже ключевой, должно вмешаться государство. Только оно может дотировать банкам остальную часть.

 Минсельхоз должен не только рапортовать об успехах, но и говорить о трудностях, и выбивать деньги из Минфина. Что, конечно, непросто, но жизненно необходимо.

Выводы экспертов Столыпинского института: Россия должна брать пример с Канады. По климатическим особенностям мы похожи, а по отдаче от сельского хозяйства - нет.

 Ситуация в отрасли неоднозначная. По одним показателям мы находимся среди лидеров, а по другим - отстаем даже от развивающихся стран. И речь не только об экзотике. Главное, чего нам не хватает, - добавленной стоимости. К сожалению, как и вся экономика страны, сельское хозяйство все еще заточено на экспорт сырья. Такой вывод делают авторы доклада из Института экономики роста им. Столыпина. Они сделали «дорожную карту» по обеспечиванию устойчивого экономического роста в несырьевых секторах экономики.

 «Россия имеет уникальное географическое расположение и занимает 1/8 часть суши, благодаря чему обладает глобальными конкурентными преимуществами в сельском хозяйстве. Тем не менее на текущий момент мы значительно отстаем по уровню производительности труда от ведущих стран, а урожайность продукции пока ниже среднемировых показателей.

Мы можем существенно нарастить производство и улучшить качество продуктов питания за счет повышения урожайности, развития с/х кооперации, изменения регуляторных требований, унаследованных от СССР, увеличения инвестиций, применения экологических технологий», - считают авторы доклада.

 Для корректного сравнения они берут Канаду. Эта страна является схожей с Россией по почвенно-климатическим условиям и контурности полей. При этом почти по всем характеристикам мы уступаем Канаде в 4 - 7 раз. Чтобы достичь показателя Канады к 2037 году, необходимо наращивать производство продуктов питания на 8% в год.

 «Потенциал сектора «Зеленая среда» заключается в производстве чистых и доступных продуктов питания, в первую очередь для населения России, а также для поставок на экспорт», - пишут авторы доклада.

 По мнению экспертов, для повышения урожайности и производительности труда необходимо обеспечить фермеров новой с/х техникой. Кроме того, в стране не хватает мощностей по переработке. Это в том числе связано с избыточными требованиями, которые подчас применяются к бизнесу, который работает в сфере сельского хозяйства и пищевой промышленности.

 «Сейчас идет дискуссия в рамках правительства с финансовым блоком. Но я надеюсь, может быть, даже уверен, что председатель правительства примет окончательное решение. Считаю это правильным, поскольку это витаминная продукция, которую потребляют и дети. На мой взгляд, тогда уже было принято однозначное решение, чтобы в отношении этой продукции сделать НДС 10%. И прежде всего - в отношении яблок, с учетом того, что у нас это производство активно развивается», - вице-премьер Алексей Гордеев на заседании правительства в конце марта - о снижении налога для фруктов и овощей.

www.dairynews.ru