Печать
Просмотров: 517

Сравнение препаратов с одним действующим веществом на опытных делянках института (по О. Бабаянц)            О внедрении природоподобных технологий в контексте повышения рентабельности отечественного растениеводства

Минсельхоз и прогрессивные технологии земледелия

Господдержка сельского хозяйства в разных странах (в красных прямоугольниках — долларов на гектар, чёрным — суммарно в год)

Минсельхоз России впервые начал рассматривать новые прогрессивные технологии земледелия. Так, например, официальную поддержку получила система Адаптированного биологизированного земледелия Александра Харченко (подробности читайте в сюжете ИА REGNUM «Адаптивное биологизированное земледелие в России»). Это произошло в ходе Всероссийского агрономического совещания, которое состоялось 31 января в Москве.

Сам факт обращения официальных чиновников Минсельхоза к новым агрономическим технологиям свидетельствует как о сложной ситуации в отрасли, так и о понимании необходимости путей оптимизации затрат в условиях практического отсутствия поддержки сельского хозяйства в России. Именно на решение задачи достижения высокой рентабельности и экономической самодостаточности отечественного земледелия нацелены агротехнологическая система Харченко.

ИА REGNUM публикует полный текст выступления руководителя агрокомитета Национальной технологической палаты А. Г. Харченко на Всероссийском агрономическом совещании, прошедшем 1 января 2018 года в Москве, и комментарии чиновников Минсельхоза России.

* * *

Тема моего выступления — «Необходимость и возможность смены агротехнологического уклада в сельском хозяйстве (экологические и экономические аспекты)». Если кратко, — опыт внедрения природоподобных технологий в растениеводстве.

 Господдержка сельского хозяйства в разных странах (в красных прямоугольниках — долларов на гектар, чёрным — суммарно в год)

 Господдержка сельского хозяйства в разных странах (в красных прямоугольниках — долларов на гектар, чёрным — суммарно в год)

Эта таблица показывает уровень поддержки сельского хозяйства в различных странах мира. В Российской Федерации (по условиям, подписанным при вхождении в ВТО) финансовая поддержка на гектар пашни находится в пределах 36 долларов, в Китае — больше 1 000 долларов. В Евросоюзе — 890, в Швейцарии — 14 500. О чем это говорит? Это говорит о том, что сельское хозяйство в этих странах имеет искусственную рентабельность. Поскольку мы не можем поддерживать сельское хозяйство должным образом по ряду причин, то надо сказать, что и конкурировать на равных мы с ними не можем. Однако наша главная задача — попытаться хоть как-то конкурировать.

В основе модели растениеводства в сельском хозяйстве развитых стран лежит модель Нормана Борлауга. У нас в стране она известна под названием интенсивной модели растениеводства. Она была завезена из США Никитой Хрущевым в середине 60-х годов ХХ века.

Растениеводческая модель Н. Борлауга стоит на четырех «китах»:

— лучший сорт или гибрид;

— много минеральных удобрений;

— хорошая защита с помощью химических средств защиты растений;

— по возможности, полив.

К сожалению, за последние 30 лет произошел диспаритетный рост цен на химические препараты по защите растений, на минеральные удобрения. Их цена росла намного быстрее, чем цена на продукцию растениеводства. В этом году сложилась такая ситуация, когда при сочетании ряда внешних и внутренних факторов аграрии столкнулись с экономической катастрофой, потому что во многих регионах цена на полученную продукцию оказалась ниже себестоимости.

Можем ли мы в рамках этой производственной модели решить задачу получения высокой рентабельности? Я думаю, что не можем. Факторов, обеспечивающих получение искусственной рентабельности у нас в стране нет. Вопрос тогда, в какую сторону нужно смотреть? Здесь, опять же, я могу изложить это все только тезисно.

Существует два ресурса, величина и соотношение которых определяют экономику растениеводства:

  1. Природный — бесплатный ресурс (солнечные свет и тепло, атмосферные осадки как источник влаги, естественное почвенное плодородие и т. д.).
  2. Человеческий — платный и затратный ресурс (искусственное освещение и обогрев в защищенном грунте, искусственный полив, дополняющий или замещающий атмосферные осадки; минеральные удобрения, дополняющие или заменяющие естественное почвенное плодородие; использование специальной сельскохозяйственной техники; расход горюче-смазочных материалов; человеческий труд и т. д.).

Если мы имеем, как в модели Нормана Борлауга, направление в сторону увеличения нагрузки на человеческий ресурс, то мы увеличиваем себестоимость. Например, когда в модели мы не закладываем влагосбережение и не можем накопить и сохранить природную влагу для роста культуры, то мы либо терпим убытки, либо должны искать возможности полива.

В любом случае, нам нужно научиться использовать природный ресурс для получения высокой рентабельности и конкурентоспособности, а также его восстанавливать в тех случаях когда он, как, например, естественное почвенное плодородие, бывает истощён. В этом суть природоподобных технологий, которые мы объединили под названием системы Адаптивного биологизированного земледелия.

К чему привело массовое внедрение в отечественное сельское хозяйство модели Борлауга? Выяснилось, что на самом деле его модель хорошо «работает» только на 20% почв. Уже через 10 лет после её интенсивного внедрения, к середине 70-х, началась деградация почв. И механическая, и биологическая. Все эти явления мы наблюдаем.

Деградировавшая почва слева и здоровая справаДеградировавшая почва слева и здоровая справа

Мы видим деградацию гумуса. Самое главное то, что определяет урожайность — это активный или лабильный гумус, это биомасса живых организмов почвы и то, чем они питаются. Эти организмы активно участвуют в почвообразовании

.Схема, показывающая взаимоотношение растения и почвенных микроорганизмов

Схема, показывающая взаимоотношение растения и почвенных микроорганизмов

Процесс деградации и восстановления органического вещества почвы

Эти процессы и определяют то, что мы называем плодородием почвы. Мы в значительной степени потеряли активный гумус.

Процесс деградации и восстановления органического вещества почвы

Потеряли огромное количество видов микробов в почве.

Филогенетическое разнообразие доминирующих генотипов микробного комплекса при применении различных систем земледелия

 Филогенетическое разнообразие доминирующих генотипов микробного комплекса при применении различных систем земледелия

 

Здесь на микрофотографии на слайде мы видим, что в корневой зоне растений существуют определенные микробы, которые кормят растения, а растения кормят их своими корневыми выделениями. Своеобразный природный симбиоз.

Микрофотография, показывающая симбиоз растения и микроорганизмов в ризосфере. Колонизация микроорганизмами поверхности корня на выделениях муцигелях растения (из архива ВНИИ Сельхозмикробиологии)

Микрофотография, показывающая симбиоз растения и микроорганизмов в изосфере. Колонизация микроорганизмами поверхности корня на выделениях муцигелях растения (из архива ВНИИ Сельхозмикробиологии)

* * *

Некоторые выводы

Мы получили эффект «мертвой земли». Когда вместо живой биомассы 30 т/га на черноземах у нас бывает только 1,5 т. В этом случае биологические процессы почвообразования, в том числе определяющие обеспечение питанием растений, угасают. В данном случае основное питание растений обеспечивается, в основном, за счет минеральных удобрений.

Изменение популяции микроорганизмов при деградации почвы

Изменение популяции микроорганизмов при деградации почвы

Мы наблюдаем огромное количество болезней растений, которых все больше и больше. Потеря качества зерна, волны болезней. Особенно проблема корневых гнилей. Десять лет назад пришла «волна» бактериозов всех сельскохозяйственных культур. Бактериозы зерновых колосовых на европейской части страны сейчас уходят. Они, за счет того, что вызывают низкую устойчивость растений к весенним заморозкам, а также к засухе (угнетение корневой системы) дали неурожайный 2010 год, и, соответственно, большие убытки в сельском хозяйстве. Есть в настоящее время проблема новых грибных заболеваний, по причине появления новых патогенов. Сейчас есть проблема с Fusarium moniliforme — возбудителем корневых гнилей и трахеомикоза растений, который стал причиной падения качества зерна. Практически забыт 2 класс зерна, снижается доля в урожае пшеницы 3 класса. Снижается качество хлеба, новый ГОСТ позволяет выпекать хлеб из зерна низкого качества.

Fusarium moniliforme — это старый-новый Fusarium, который сейчас начал паразитировать на всех зерновых колосовых, по всей стране. До 2008 года он паразитировал только на кукурузе.

Когда Первый заместитель министра сельского хозяйства Джамбулат Хизирович Хатуов говорил о том, что отечественные производители средств защиты растений могут и должны решать все проблемы по защите растений, то здесь, я должен огорчить, они задачу по контролю Fusarium moniliforme и ряда других патогенов, решить не смогут. По той простой причине, что есть только два действующих вещества, которые эффективны для контроля этого гриба. Применение их нужно чередовать, иначе мы получим устойчивость инфекции (резистентность). Одно из них есть только у компании Bayer. Это — действующее вещество протиоконазол, который Китай не производит. Ведь все наши отечественные химические компании работают на китайском сырье. Поэтому нам нужно исходить из необходимости решения этих проблем, если есть проблема — должен быть химический препарат, который может патоген убить. Его нужно брать у того поставщика, у кого он есть.

Теперь о биологизации.

На уровне понимания того, что у нас в стране есть микробные препараты, которыми, якобы, можно заменить правильно подобранный против болезни химический препарат. На этом — начальном уровне биологизации мы должны понимать, что химический препарат всегда эффективней биологического. На начальном уровне биологизации целесообразно применять специально подобранную «химию» и «биологию» совместно в баковой смеси. Тема биологизации очень интересна, и у нас есть своя концепция, но сейчас нет времени её осветить.

То есть мы должны на данный момент констатировать, что проблему защиты растений в России на должном уровне сейчас решать не можем. Ещё об этом пару слов: в стране массово применяем химические препараты крайне низкого качества. Вот слайд с таблицей по исследованию химических фунгицидов с действующим веществом тебуконазол. Эта таблица с данными по реальной эффективности аналогичных препаратов разных производителей. А это — фото поля института с делянками посевов зерновых, обработанных, этими препаратами. И мы видим качество посевов, которые получили.

Табл.1 Данные исследований отдела защиты растений Одесского генетического селекционного центра (по О. Бабаянц).

Препарат, производитель

Действующее вещество, г/л

Норма затрат, л/т

Биологическая

эффективность,%

головневые

Факультативные паразиты, плесени

Раксил, Байер КропСайенс

Тебуконазол,

60 г/л

0.4

89−95

98−100

Раксил ультра,

тебуконазол,

120 г/л,

0.2

96−100

98−100

Раксил екстра,

тебуконазол, 15 г/л + тирам, 500 г/л

01.май

97−99

98−99

Ламадор

Протиоконазол, 250 г/л + тебуконазол,

150 г/л)

0.15

100

97−100

Ламадор

Протиоконазол, 250 г/л + тебуконазол,

150 г/л)

0.2

100

99−100

Морион, Аврора-2

тебуконазол,

60 г/л

0.5

34−45

66−69

Бункер, Август

тебуконазол,

60 г/л

0.5

28−35

51−58

Вега, Химагромаркетинг,

тебуконазол,

60 г/л

0.5

25−30

35−38

Диксил, Кемилайн Агро,

тебуконазол,

60 г/л

0.5

67−68

89−91

Классик, Агрохимконтракт,

тебуконазол,

60 г/л

0.5

33−37

38−45

Кольчуга, Агросфера,

тебуконазол,

60 г/л

0.5

25−29

18−27

Ориус Мактешим Аган,

тебуконазол,

60 г/л

0.5

59−67

55−62

Раназол, Нертус

тебуконазол,

60 г/л

0.5

41−45

38−44

Тебузан, Агрохиминвест,

тебуконазол,

60 г/л

0.5

32−39

41−45

ТЕРРАсил Експопродком

тебуконазол,

60 г/л

0.5

22−27

15−35

НСР05

   

9,2

7,7

 

Сравнение препаратов с одним действующим веществом на опытных делянках института (по О. Бабаянц)

Сравнение препаратов с одним действующим веществом на опытных делянках института (по О. Бабаянц)

На рынке страны есть, в том числе иностранные фирмы, торгующие химическими протравителями, которые не эффективны. Например, китайская компания Syngenta. В её арсенале на сегодняшний день нет эффективных протравителей семян зерновых колосовых. Применение неэффективных протравителей приводит к достоверному снижению урожайности и качества пшеницы, и, соответственно, рентабельности.

Когда мы создавали модели адаптивного биологизированного земледелия в условиях недофинансирования сельского хозяйства, мы попытались решить вопрос, что нам делать? И главная задача была построить такую модель растениеводства, которая поможет в краткосрочном периоде поднять в хозяйствах рентабельность выше 40%. Она должна быть проста и понятна.

Какой резерв мы определили?

  1. Построение грамотной защиты растений. Применение химических средств защиты вместе с совместимыми с ними биологическими, потому что на первом уровне биологизации, применение только биологических препаратов, заменяющих химические — это «разговор в пользу бедных», это — крайне неэффективная модель, она не работает.
  2. Восстановление плодородия почвы через работу с пожнивными остатками. Единственный источник органических удобрений, которые у нас сейчас есть, и которые нам постоянно мешают — пожнивные остатки. Мы стараемся их жечь. Животноводства у нас нет. Севооборотов достаточных нет. Поэтому вопрос, как научиться работать с пожнивными остатками. Мы создали ряд своих сложных микробных препаратов на основе синтрофных микробных ассоциаций, а так же привезли препараты для обработки соломы из Японии. И на поле солома при обработке этими препаратами сразу превращается в органическое удобрение — микробный компост, восстанавливающий почвенные процессы.
  3. Эффективное применение минеральных удобрений. Можно ли от их применения отказаться в принципе? Теоретически и практически можно, так как я знаю несколько сельскохозяйственных организаций как в России, так и за рубежом, где на значительных площадях научились получать не просто урожаи, а большие урожаи без минеральных удобрений. И это стало возможным только после восстановления здоровья почвы. Это — высший пилотаж.

Сейчас задача — научиться эффективно их использовать как материальный ресурс. Подумаем, минеральные азотные удобрения при внесении на поверхность почвы эффективность имеют 33%. Это средняя цифра в мире, которую сообщает ФАО. У нас на значительных площадях перестали применять минеральные удобрения по той причине, что их применение стало нерентабельным. Та прибавка урожая, которая получается не оправдывает затраты на их применение. Что бы изменить эту ситуацию, мы предлагаем применять дробные некорневые подкормки минеральными удобрениями по фазам развития. Есть работы 50-х годов яё (Тимирязевская академия), которая изучала фазы закладки элементов урожая у сельскохозяйственных растений. Так у пшеницы она выявила 6 фаз — 4 основных и 2 вспомогательных. Нам удалось в 2016 году в условиях восточной Башкирии (хозяйство «Красная Башкирия», Абзелиловский район, Республика Башкортостан), откуда я сегодня приехал, используя внедренную в хозяйстве систему многократных минеральных некорневых подкормок, получить урожайность тритикале 91 центнер с гектара при среднерайонной урожайности яровой пшеницы в 12−16 ц/га.

  1. Элементы сберегающего земледелия: Strip-till и No-Till — системы так называемого мульчированного посева, посева сельскохозяйственных культур без обработки почвы. Strip-till и No-Till создавались в различных регионах мира. У нас, к сожалению, завозится и внедряется, в основном, аргентинская модель, которая создана и хорошо работает в условиях достаточного и избыточного увлажнения. Моделей сухостепных у нас в стране практически нет. Только есть в Зауралье и в Казахстане. В основу их создания положена австралийская модель со своими специфическими сеялками. Между этими моделями No-Till есть существенная разница, хотя название у них одно. Значительная часть регионов, где в России выращивается пшеница — зона недостаточного увлажнения. В первом минимуме там не питание растений, а вода (влага). То есть нам нужны модели, которые работают в условиях 300 мм осадков в год.

Также нужно сказать, что продвижению этих новых систем земледелия наша отечественная сельскохозяйственная наука сопротивляется. Для того чтобы их науке понять и принять, необходимо ввести в научный оборот несколько понятий. В первую очередь нам необходимо ввести в оборот понятие «здоровье почвы». Если оно не будет введено, этот опыт сберегающего земледелия всё равно будет передаваться от фермера к фермеру. No-Till останется сугубо фермерской моделью, но системного её продвижения в стране не будет, так как наука объяснить процессы, которые там происходят, должным образом не сможет. Потому что внедрить No-Till можно только при условии восстановления здоровья почвы. А этим понятием наша наука не оперирует.

* * *

Кроме того, что я вам рассказал, мы пытаемся искать новые способы управления физиологией и продукционным процессом растений, которые способствуют росту урожайности и качеству сельскохозяйственных растений. Например, недалеко от Мичуринска в хозяйстве «Пчелка» при внедрении специальной обработки в виде некорневой подкормки нашим экспериментальным препаратом мы получили в этом году сахарную свеклу с сахаром по дигестии в 19,4%. При среднем показателе на сахарном заводе — 16%. И таких разработок у нас несколько.

* * *

Первый замминистра Хатуов: Домашнее задание каждому министру: по одному предприятию и по одному фермерскому хозяйству в вашем регионе, которое работает по методике Александра Генриховича. И ровно через год в этом зале подводим итоги. Договорились? Есть рекомендации, есть подходы.

У меня вопрос. Александр Генрихович, сколько регионов, сколько хозяйств, с которыми вы работаете и добились конкретных результатов? Есть статистика?

Харченко: Мы работаем, практически, по всей стране. Вы знаете, я, правда, не заходил на восток дальше Кемерово. Есть опыт в Центральной России — Воронежской области, Белгородской, Курской, Тамбовской и др. А также на Юге — в Ростовской области, Кубани, в Ставрополье, Крыму. У нас несколько отделений, есть дилеры.

Хатуов: Александр Генрихович, уважаемый, в ближайшее время мы посвятим специальное селекторное совещание вашей технологии, и мы вас приглашаем быть участником всех федеральных совещаний в федеральных округах, где мы будем заслушивать готовность регионов. И там без ограничения по времени вы будете выступать. Там же в вашем присутствии с вами будут заключать соглашение по одному фермеру и по одному базовому хозяйству каждого региона. В результате ваша задача: у вас будет 160 хозяйств разных субъектов, на территориях которых вы будете применять данные технологии. Договорились?

Надо прийти в зал здесь присутствующим, а им нужно убедить тысячи людей, которым нужно достучаться, что ваши прекрасные доводы и совершенно справедливые предложения не просто должны быть воплощены, ими надо заниматься.

Но готовность большого количества хозяйствующих субъектов сегодня ограничивается личной дисциплиной, наличием семян, и, в лучшем случае, удобрений и средств защиты. Поэтому, если мы в каждом районе через ваших специалистов, через районных консультантов не потребуем дисциплины, не докажем, что это выгодно, всем нашим 6-часовым посиделкам грош цена. Поэтому наши лучшие выводы надо закреплять конкретными результатами в регионах. Спасибо, совместной нам работы.

Харченко: С 28 февраля по 1 марта в Ростове-на-Дону мы планируем провести Второй агротехнологический форум Юга России в рамках деловой программы сельскохозяйственной выставки. Первый проводился год назад под девизом: «Растениеводство. Возможен ли агротехнологический прорыв?»

regnum.ru/news/economy/2376042.html