Печать
Просмотров: 404

           Системе биоценоза фотосинтез преобразует солнечную энергию в углеводы, половина из них расходуется на прокорм прикорневой микробиологии. Взамен растения получают элементы питания и защиты, производят семена и органическую массу. В свою очередь эта масса перерабатывается почвенной биотой в элементы питания и защиты следующего поколения растений. Это система естественного, фактически дарового плодородия.

Способны ли мы воспринимать эту систему целостно, не упуская роли и значения каждого из ее элементов? Правильно ли мы пользуемся ею? Какие технологии и агрономические приемы способны обеспечить оптимальную «работу» этой системы? Об этом – беседа нашего корреспондента с директором по агротехнологиям агротехнологического центра «Синерсис» Бачкала Сергиушем Влодзимежевичем.

Логика смен технологических укладов –
логика роста рентабельности

– Сергей, сегодняшнее состояние почвенного плодородия внушает тревогу: практически во всех регионах значительно снизился процент гумуса в почвах, вместе с тем земледелие становится более интенсивным за счет применения минеральных удобрений. Урожаи растут, однако не за счет повышения естественного плодородия. Это путь, по которому мы будем идти и в дальнейшем?

– Это тупиковый путь. Для того чтобы остановить деградацию почв и восстановить плодородие, необходимо сменить технологические уклады в сельском хозяйстве. Альтернативы нет: надо либо вернуть пахоту и заменить деструктурированный верхний слой на более структурированный из глубины, но через считанные годы опять войти в тупик, либо искать новые решения. Если обернуть почвенный пласт, то для хозяйственного использования становится доступным то, что механизм естественного плодородия накапливал веками. Так появилась классическая пахотная технология земледелия, использующая природные запасы, но разрушающая сам биологический механизм их выработки. Внесение минеральных удобрений давало десятикратные прибавки урожайности.

По мере выработки запасов плодородия для получения высоких урожаев неизбежен рост доли покупных удобрений, однако сами минеральные удобрения теряют свой КПД (15-50 %) по причине снижения биологической активности почв. Микробиологическая деградация – причина деструктуризации почв, следствием является утрата способности накапливать, удерживать и улавливать влагу. Если аграрный бизнес задержится в этом технологическом укладе, он непременно придет к краху. Логичный выход из положения – вновь запустить механизм выработки естественного плодородия. Для этого необходимо отказаться от разрушающей биосистему пахоты и дать биоте пищу – пожнивные остатки. При этом целевой процесс их трансформации в элементы питания и защиты растений должен проходить в присутствии кислорода (аэробный процесс). В противном случае на глубине пахотного горизонта происходит гниение (анаэробный процесс), которое для растений не только бесполезное, но и опасное в силу выработки токсичных веществ.

Этим требованиям отвечает технология минимальной почвообработки (mini-till). Но положительный эффект от применения этой технологии оказался непродолжительным. Демографический рост микробиоты уперся в дефицит пищи – недостаточное количество органики. Микробиота стала использовать удобрения (необходимо вносить компенсационные) и питаться живой органикой, т.е. выращиваемым урожаем. Рост не всегда эффективных затрат на фунгициды и потери урожайности из-за их стрессового воздействия превзошли экономию отказа от пахоты. Перетертый поверхностной почвообработкой слой почвы потерял влагонакапливающую структуру, что обусловило дефицит влаги и снижение отдачи удобрений, более критичные, чем в пахотной технологии.

Продолжение следует.

http://www.agroactual.ru/